Вверх страницы

Вниз страницы

Misguided Ghosts

Объявление

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ http://mghosts.mybb.ru/





Л У Ч Ш И Е

Н О В О С Т И

ПАРА НЕДЕЛИ!!!ГОЛОСУЕМ!!!
●ПРЕКРАСНАЯ НОВОСТЬ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ХАЛЯВЫ! ТЕПЕРЬ АКЦИЯ #ХАЛЯВА ПРИДИ
ДЕЙСТВУЕТ ОЛЛ ДЕЙ, ОЛЛ НАЙТ
НАБОР НА БИТВУ ПОСТОВ. 5 СЕЗОН! открыт. Поспешите принять участие и стать ЗВЕЗДОЙ:)
КВЕСТ#3 ИГРАЙ ГАРМОНЬ ЛЮБИМАЯ
Новый квест, специально для вас, братья наши и сестры :) Записываемся и играем, все просто, всем удачи :)


П А Р Т Н Е Р Ы
»UK.All inclusive[The L Word]Charlotte's Web »LA:confidentialALLENTOWN
Л У Ч Ш И Й П О С Т

Каждый человек хоть раз в жизни любил невзаимно. Как часто он знал наверняка об этом? Сколько из них лишь догадывались? И как много просто думали, но не знали, что они не правы? Сколько в мире человек каждый день, каждую секунду упускают свою судьбу? Сколько счастливых пар не состоялось просто потому что кто-то что-то недопонял, не уловил намеков, взглядов, прикосновений?..... читать далее

Muzicons.com

С Е Л Ь Х О З К О М И Т Е Т

НАША КОМАНДА НИНДЗЯ
П А Р А Н Е Д Е Л И

К Л И К А Е М
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Misguided Ghosts » Флэшбек » Вспомни правило № 1 — ты в ответе за своего гостя. Я — твой гость!


Вспомни правило № 1 — ты в ответе за своего гостя. Я — твой гость!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название темы: Вспомни правило № 1 — ты в ответе за своего гостя. Я — твой гость!
Персонажи:  Алан, Диана и мамаша хд
Время: ночь. конец сентября 2011
Место: дом Дианы
Сюжет: ночью Ал решает зайти в гости к Диане  http://uploads.ru/i/J/t/1/Jt1er.png .

0

2


Снова я возле этого дома. Не знаю почему, но ноги частенько ведут меня сюда. Я неосознанно строю маршруты через этот дом. Все это происходит на уровне подсознания, но я осознаю, что я зачастил ходить по этой части улицы. В принципе, здесь недалеко от моего дома – почему бы мне и не ходить? Но раньше меня тут никогда не поймаешь. Та часть улицы меня ненавидит. Все из-за того, что я к нескольким людям без их ведома залазил в дома. Но я не собирался грабить, что-то брать. Я все это делал из-за того, что мне не хватало острых ощущений. Вечное желание, чтобы в крови был адреналин, никогда не оставляло меня. Сейчас я не собирался так веселиться. Какая же тогда причина моего постоянного нахождения здесь? Ну, причину зовут Диана Кеннеди, и она живет в том доме, возле которого я сейчас нахожусь. За месяц нашего знакомства, она успела меня покорить. Хотя нет, покорила она меня сразу, как только я впервые ее увидел. А с каждой нашей новой встречей я убеждался в этом снова и снова. В ней было что-то притягательное. Помимо внешности. Знаете, бывают такие девушки, которые блистают своей красотой, но так дуры дурами, что хочется просто подойти, обнять и заплакать. Диану нельзя было отнести к такому разряду девушек.                                           
Итак, я снова здесь – около дома Дианы. Вообще, я шел домой, но тут внезапно мой мозг выдал одну идеи. И, признаться, я отметил эту идею потрясающей, хоть и отнести ее можно было к безумным. Идея проста: наведаться в гости к Диане. Все ничего, да на дворе уже поздняя ночь. Она наверняка уже спит. Да и я не отказался бы от сна. Но когда мои действия поддавались здравому смыслу. Действую чисто интуитивно и так, как хочу. Сегодняшний день не исключения. И следующий тоже им не будем. Вряд ли я когда-нибудь смогу измениться и убить в себе эгоизм.
Ее родители могут быть дома? Да ничего страшного. Можно сразу с ними и познакомиться и узнать, не нужен ли им зять. Вламываться в чужой дом? Чего я боюсь – в первый раз, что ли?
Отбросив все вопросы и сомнения, я с легкостью перелез через забор. Интересно, у них есть собака? Надеюсь, что нет. Иначе мне крышка. Быстро бегу к окну. Становясь на границу между фундаментом и окном, держусь за выпирающую стену и отпираю окно. Замок здесь прост, что удалось открыть окно очень быстро.  Я оказался на кухне. Теперь главная цель – ничего не перевернуть. И Диану найти. Я знал, где ее окно, но в доме ни разу не был, поэтому найти ее комнату будет не так просто. Из-за того, что я ни разу не был в их доме, будет тяжело остаться незамеченным. Вдруг у них пол скрипит, и я сейчас наступлю на это место. Обычно попадая в новый дом, я сразу обращал внимание на такие нюансы. С такими успехами, я бы с легкостью мог стать превосходным вором. Я не чувствовал страха вообще. Ходил, как будто у себя дома, разве что ступал тише. В тишине шаги всегда слышны.
«Диана, где же ты?» - мысленно спрашивал я, ожидая, как будто она прочтет мои мысли, выйдет, встретит и чаем с блинами угостит. Этого не происходило, и приходилось полагаться только на себя. Подхожу к одной из дверей. По идее, за этой дверью комната девушки. Чуть приоткрываю ее и заглядываю в комнату. Счастье, радость, ликование. Я не ошибся. Комната принадлежала младшей Кеннеди, и ее хозяйка сейчас спала в своей кровати, не подозревая, что ее друг решил заскочить на огонек в столь поздний час. Я слышу чьи-то шаги. Надо скорее смываться или прятаться. Сейчас меня поймают, а дальше будет сплошной кошмар. Поэтому я, особо не задумываясь, проскальзываю в комнату Дианы и осторожно закрываю за собой дверь. Шагов вроде бы не слышно. Хотя, может, это только за дверью не слышно. Прислоняюсь ухом к двери, пытаясь понять, ходит там кто или же нет.
Поворачиваюсь к двери спиной и вижу Диану. Тихо-смирно лежит себе и спит. Вот почему она спит? Рано ведь еще. Подхожу к ее кровати и присаживаюсь возле нее. Теперь надо разбудить Диану. Потом она наорет на меня, выкинет в окно, и я пойду домой. Так все и будет, но это будет весело. Но я не бужу девушку сразу. Пока что просто смотрю на нее и надеюсь, что она сейчас ни с того ни с сего сама проснется, почувствовав рядом присутствие человека.

+1

3


Ночь для меня это святое. Я каждый день жду наступления этого прекрасного времени суток. Я люблю спать, и не буду этого скрывать. Когда спишь, не чувствуешь боли, а все проблемы уходят на второй план, становятся посторонними и совершенно меня не волнуют. Только это уже позволяет любить ночь, как что-то божественное, данное свыше.
Сказать, что я ночью чувствую себя как не в своей тарелке, ничего не сказать. Поэтому я стараюсь вообще ночью не просыпаться, чтобы не вставать и не думать, какой сейчас год или век. Конечно, это всё очень прекрасно, но я терпеть не могу, когда меня тревожат. Да и по утрам я с трудом встаю, когда звонит будильник. Мне хочется его кинуть об стенку, чтобы он замолчал уже навсегда. Самое эффективное – вылить на меня холодную воду. Когда-то меня так разбудили. Я вскочила мгновенно, начиная оборону от злых сил.
Я спала и никого не трогала. Мне снился уже десятый сон, при чём, он мне очень нравился. Мои мечты даже во сне не дают мне покоя, делаясь куда более красочными. Обидно, когда так происходит, а я просыпаюсь от малейшего шороха. Бывает, конечно, что меня не разбудить и выстрелом пушки. Но сейчас я резко вскочила, когда где-то по дому прошёлся непонятный шум, шорох. Мои глаза широко открыты, я натягиваю одеяло до подбородка. Ещё немного и я залезу под одеяло с головой, чтобы никакие ужасы ночи меня не коснулись. Естественно я побоюсь встать, так как не хочу показаться идиоткой, которая подумала на что-то ужасное, а хотя просто кто-то встал, чтобы опустошить холодильник ночью или попросту попить. Не могу представить своего позора, если бы всё так и было.
Закрываю глаза, крепко зажмуриваюсь и снова пытаюсь заснуть. Кто бы там ни ходил, я его ненавижу, потому что из-за него у меня пропали минуты моего прекрасного сна. Отогнав все плохие мысли о различных монстрах, приведениях и просто ворах, я начинаю считать овечек. Никогда это не помогало, но занять ведь себя чем-то нужно. Я снова впадаю в дрёму. Значит, совсем скоро, я уже буду спать без задних ног, мирно посапывая.
Сквозь сон я слышу, как дверь в мою комнату открывается. Не придаю этому значению, вдруг это всего лишь кошка, а я метнусь за своим газовым баллончиком, разбудив при этом весь спящий дом. Притворяюсь мёртвой, развалившись по всей кровати. Одна рука свисает с кровати, одна нога высовывается из-под одеяла. Всё отлично, я сплю прилично. Жду, когда животное запрыгнет ко мне на кровать и начнёт мурлыкать, успокаивая меня. Но нет, это не моя любимица, а что-то гораздо хуже. Это человек. Мне становится не по себе, но я боюсь открыть глаза. Может быть, это мама? Ну, или подруга, к примеру. Бывает же такое, может, поссорилась с родителями, сбежала ко мне, а я сплю.
Открываю глаза, собираюсь сразу обнять этого человека, потому что чувствую, что это кто-то родной. Но нет же! До меня доходит, что это даже отдалённо не мой близкий человек. Я хочу дико заорать, потому что мало того, что этого человека я вообще не знаю, так это ещё и парень. Всё-таки я коротко взвизгиваю и  мигом слетаю с кровати, подбегая к столу, на котором могу отыскать какой-нибудь тяжёлый предмет. Отлично, прекрасная ночь. Ко мне в комнату заваливаются какие-то бомжи-алкоголики и садятся ко мне на кровать. А если бы я спала? Что бы было тогда?
-Вы кто?! И что забыли в моей комнате? – кричать шёпотом это что-то настолько несуразное, что я сразу замолкаю. Меня всю колотит от страха. Ну, ещё бы, я наедине с каким-то парнем, в домашней одежде. Ночью. Когда глаза привыкают к темноте, а я вижу, что этот человек не собирается на меня нападать, я начинаю осмотр и распознание. А ведь это кто-то знакомый. Начинаю судорожно вспоминать, кто это может быть, если так свободно может проникать в мою комнату, да и вообще знает, где я обитаю. За секунду я понимаю, что это не кто иной, как Алан Флениган. Да-да, его узнать не сложно. Уже становится легче, хотя бы не так страшно.
-Алан? – жду, когда он откликнется, подаст знак, отреагирует хоть как-нибудь. Если это не он, тогда мне стоит бояться. Хотя, бояться Алана я должна ещё больше, если так подумать. -Ты что, с ума сошёл? Ты чего тут забыл? – снова начинаю кричать. Сколько сейчас времени? Не разбудить бы остальных, чтобы не получить нагоняй. Я занимаю выгодную позицию у окна, чтобы можно было лучше видеть всю комнату и следить за действиями Алана. Нужно поскорее его выгонять из комнаты и закончить с этой нелепой ситуацией.

+1

4

Как все-таки интересно наблюдать за спящим человеком. Жаль, что Диана не говорит и не поет во сне. Это было бы еще интереснее. Можно было бы узнать много нового. Конечно же, можно было провернуть много всяких шуток, половина из которых были очень жестокими, над Дианой, но я не за этим же шел.  Я вообще непонятно зачем сюда шел. Смысл моего прихода я не собирался искать. А когда девушка об этом спросит, то придется сочинить какую-нибудь трагичную историю о том, как меня нагло выгнали из дома и мне некуда податься. Да еще надо так рассказать, чтобы она разревелась, пожалела меня и оставила жить у себя.
Я уже устал сидеть возле кровати. Даже ноги начали немного болеть. Неужели я уже тут так долго сижу? Минут десять – максимум. А Кеннеди все еще спит. И просыпаться, кажется, не входит в ее планы. В темноте вообще сложно было увидеть все мелочи. Мне уже удалось рассмотреть лицо Кеннеди. Полнейшее умиротворение и красота, притягивающая к себе взгляд.
Дальше все происходило очень быстро. Я толком ничего не смог понять, что произошло. Увидел, что Диана открыла глаза, в которых сразу читался полнейший ужас и страх. Я что, такой ужасный? Хотя любой человек будет считаться ужасным, если он нарушит сон другого. Диана чуть вскрикнула и вмиг подскочила с кровати и отбежала в другую сторону комнаты ближе окну и столу. Хорошо, что она не начала орать, как резанная. Иначе бы все мои хождения по гостям накрылись медным тазом. Она ведет себя довольно тихо и спокойно для такой ситуации, хоть было и видно, что ее всю трусит от страха.
Я не отвечаю на ее первый вопрос. Надо, чтобы она немного успокоилась. А то я могу внезапно стать трупом. Вижу, что Диана во все глаза пытается разглядеть меня. Я же ее уже разглядел полностью. На голове после сна непонятно что, больше смахивающее на воронье гнездо,  вид очень сонный и слегка помятый, но из-за внезапного испуга, вообще стал каким-то потерянным.
-Алан? Ты что, с ума сошёл? Ты чего тут забыл? – сквозь шепот кричит она. Звуки выходят просто фантастическими, и мне становится все смешнее и смешнее. Я еле сдерживаю смех. Только ради этого зрелища сюда надо было прийти. Наконец-таки я могу встать. Уже реально запарился сидеть, да и смотреть на Диану снизу вверх не особо удобно.
-Я смотрю, ты очень рада меня видеть, - шепотом говорю я, - да я это я. Кто еще может прийти к тебе посреди ночи? – начинаю медленно ходить по комнате, стараясь шагать как можно тише. Диана и без меня уже много шумихи создала. Осматриваюсь, ища местечко, где бы я смог спрятаться, если сюда неожиданно кто-то зайдет. Пока ничего интересного на глаза не попадается.
-У меня его уже нету, - смеясь, отвечаю на вопросы Кеннеди, - тебя забыл, что ж еще. Пошли гулять, - поняв, что после этих слов будет море криков и воплей, я решил все-таки рассказать свою душещипательную историю. Сразу я сделался весь такой грустный и начал рассказывать, - на самом деле меня выгнали из дома. Мне некуда податься. У меня нет ни одного документа, ни денег с собой. Злые люди все уничтожили. Теперь меня не существует. Я не могу уехать из этой страны, но эта страна больше меня не признает меня своим гражданином. Поэтому ты – мое единственное спасение. Теперь мы будем жить вместе. Я надеюсь, что ты не против? – самое сложное – это сдерживать смех и говорить все с полной серьезностью.  Поняв, какую чушь я только что сказал, меня поперло на «ха-ха» еще больше. Надо бы поскорее спрятаться, чтобы не выдать свою улыбку или выйти просмеяться. Первый вариант., по моему мнению, был гораздо лучше. Поэтому я, подойдя к кровати Кеннеди, сначала сел, а потом и лег на нее, оставив только ноги свисать с кровати, потому что лезть обутым на кровать не прилично. А я ж такой правильный, и просто не мог такого допустить. Тогда бы я испортил о себе общее впечатление.

+1

5

Я до сих пор мало понимаю, что происходит в моём собственном доме, в моей личной комнате, в моём личном пространстве, со мной лично. Я шарахаюсь от Алана, готова его ударить, если он что-нибудь вытворит. Кто мне докажет, что он в адекватном состоянии заявился ко мне? Один только этот факт говорит о том, что он не думал, когда это делал. И это меня настораживает, приготавливая ко всем возможным вариантам. Мои чувства на грани, я смотрю на всё, как на злую шутку. Мне действительно не смешно, если это должно было таковым быть.
-Конечно, ночью я тебя особенно рада видеть, – у меня даже получается сказать это с иронией и сарказмом. Я до сих пор стою, переводя дыхание. Как будто я сейчас делала разминку, чтобы пробежать километр-другой.  Я сомневаюсь, действительно ли это всё происходит, или моя воспалённая фантазия решила сыграть со мной злую шутку, так издеваясь надо мной. -И ко мне много кто заявлялся ночью. Не ты первый, не ты последний, – устраивать перепалку самое время. Я даже наорать на Алана нормально не могу, не боясь, что я разбужу кого-нибудь. А если сейчас сюда  кто-нибудь заглянет? И как мне тогда объяснять, что в моей комнате кто-то совершенно незнакомый? Мои знакомые, а особенно парни, вызывают подозрения у старшего поколения моих родственников.
Алан вальяжно расхаживает по комнате, ещё больше нервируя меня. Я готова броситься на него, чтобы убить самым ужасным способом. Он потревожил мой сон, а ещё требует тёплого приёма. Нужно было встречать его хлебом солью и поцелуями-объятьмя? Да нет, я не против таких приветствий, конечно, но не сейчас, когда я в таком виде, в таком состоянии и готовлюсь к нервному срыву.
-У меня его уже нету, тебя забыл, что ж еще. Пошли гулять, – говорит Флениган. Это вызывает у меня смех, я еле его подавляю. Это просто истерика. Я могу в каждую минуту на неё ссылаться, потому что я испытала ужас и страх. Быстро осматриваю комнату, следя при этом за Аланом. У меня и без него в глазах рябит, а он ещё мельтешит. При этом он начинает нести какой-то ужасный бред, а я стою и выслушиваю его. Тяжело поверить в это, но Алан рассказывает это с такой серьёзностью, что я задумываюсь. -Угу, конечно, так оно всё и было, – бурчу себе под нос, надеюсь, что этого никто не услышал. Я часто рассуждаю вслух, а по ночам вообще любительница пофилософствовать. Мои речи нужно записывать на диктофон, чтобы потом наглядно показывать, как не стоит себя палить.
Моё терпение кончается, когда я вижу, что парень заваливается на мою кровать. Хорошо хоть, что не с ногами. Он бы просто в следующую минуту умер, так и не пожив нормально. Втянув воздух, я подхожу снова к кровати, пересиливая страх. Давно ли я боюсь Алана? Нет, никогда не боялась. Да мы и виделись всего пару раз, но сейчас меня трясёт. Надеюсь, что эта дрожь от злости и предвкушения драки или даже просто избиения незваного гостя.
-Ты надо мной издеваешься? – я хватаю Фленигана за руку, чтобы он слез с кровати. Мы вообще не слишком вежливо друг с другом общаемся, но к чёрту вежливость, мне не до этого. Главное – сохранить свою честь и отстоять права своей кровати. Для меня это нечто неприкосновенное. Ещё никто не лежал на ней, кроме меня. Я вообще про частых гостей загнула, конечно, когда говорила Алану. Вдруг подумает ещё что-нибудь ужасно неприятное про меня, потом от такой репутации век не отделаться. -Несёшь какую-то чушь, лежишь на моей кровати. У меня просто слов не хватает, чтобы объяснить, что я сейчас чувствую, – я уже задыхаюсь, потому что слишком быстро говорю, а при этом пытаюсь стащить Алана. Когда мои попытки заканчиваются крахом, я просто пинаю его в бок, может сам встанет и тогда начнётся бой, из которого я выйду победителем. Чувствую, что я бессильна против этого человека, а сдаваться я не привыкла. Это будет слишком просто. Осматриваю комнату в поисках того, что может мне пригодится. Что хотя бы подойдёт для безопасного удара. Мне ничего не остаётся, как вытянуть из-под Фленигана подушку, на которой он валяется. Первый раз обрушить на него такую тяжесть было страшно. Но зато как мне это помогло. Сразу никакой истерики, никакой дрожи. -Ты меня напугал. Я чуть не умерла! – ещё раз бью его подушкой, а потом сажусь на кровать, окончательно потеряв все силы на сражение и сопротивление.

+1

6

-И ко мне много кто заявлялся ночью. Не ты первый, не ты последний, - несмотря на то, что говорила Диана шепотом, слышалась в голосе какая-то злость. Она хочет ссоры? Зачем ей это? Еще не время для ссор. Слишком уж рано. Я не мог смолчать и пропустить эти слова мимо ушей.
- Конечно, - снова смеясь, заявляю я. Хотя сейчас мне далеко не до смеху было. Я тоже чувствовал злость, но только не мог понять – откуда она взялась? Как заразная болезнь, передалась от Дианы? – А то по тебе не видно, кто и в каком количестве к тебе приходит посреди ночи. Ты же не похожа на этих потаскух. Знаем – плавали, - снова начинаю смеяться. С каждым разом мои приступы смеха становятся все сильнее, - или я в тебе ошибаюсь, и ты на самом деле не такая, какой кажешься? – С этими словами я резко делаю серьезный вид и в упор смотрю на Кеннеди, ожидая ответ. Вряд ли ответ ее будет положителен. А если и будет, то тогда мне можно смело заявлять, что я не разбираюсь в людях.
После моей пламенной речи Диана бурчит себе под нос что-то неразборчивое. Переспрашивать я не стал. Все равно это какие-нибудь язвительные и остроумные комментарии. Тем более, когда голова моя коснулась мягкой подушки, мне уже ничего не хотелось слышать. В тот момент я понял, насколько же я хочу спать. Только я улегся на кровать, все тело расслабилось, глаза стали закрываться – вот оно счастье. Дайте мне еще секунд тридцать, и я окончательно вырублюсь, забыв про Диану, про то, что сейчас я нахожусь в чужом доме посреди ночи. Но ведь все это неважно по сравнению со сном, которые одолевает меня. Я уже начинаю дремать, но тут меня кто-то начал дергать. Чувствую, что за руку меня стягивают с кровати. Чуть приоткрываю один глаз и вижу, что это Кеннеди хочет изгнать меня со своей кровати. За что мне эти муки? Неужели, она не понимает, как мне сейчас тяжко. Явилась тут и хочет меня разбудить. Ах да, я ведь сделал с ней тоже самое, но в более жестокой форме. Настал час расплаты. Наконец-таки Ди оставляет мою руку в покое, но я слышу ее возмущенные речи. Тут из-под моей головы вытаскивают подушку, и тогда я окончательно открываю глаза.
-Эй, верни мою подушку, - но я не успеваю договорить. На меня обрушивается эта самая подушка. Я недовольно и тяжко вздыхаю. Подушка все еще лежит на мне, и я бормочу в надежде на то, что девушка меня услышит, - пусти меня.
Но в ответ на мои слова Диана снова бьет меня подушкой. Это убивает мой сон полностью. Вот что за люди? Никакого спокойствия от них. Недовольно смотрю на Диану. После того, как она меня избила подушкой, девушка выглядела спокойней. Ну, хоть какой-то толк от содеянного.
- Прости меня, - после этих слов  я оторвал свою спину от кровати и сел возле Дианы. Ложу свою руку на ее плечо и, прислонив к своему плечу, продолжаю говорить, - я не хотел тебя пугать, а тем более, убивать, - затем своей ладонью растрепываю ее и без того запутанные волосы.
- Ты какая-то не гостеприимная, - вновь со всей серьезностью говорю я и поднимаюсь с кровати. С каждым последующим словом отхожу от кровати ближе к выходу из комнаты, - твои родители не научили тебя гостеприимству? Надо бы пойти у них узнать. Может, они меня лучше примут, чем ты.
К тому моменту, как я договорил, я уже был возле выхода. Медленно и тихо поворачиваю ручку двери, а затем также медленно открываю саму дверь. Сначала прислушиваюсь, чтобы убедиться, что я в коридоре буду один. Вроде бы, шума никакого не было. Значит. Можно преспокойненько идти. Я покидаю комнату Дианы, но больше, чем уверен, что за эту ночь я вижу ее не в последний раз. Вряд ли она меня бросит на произвол судьбы в своем доме среди ночи. Конечно же, я не собирался идти к ее родителям. Это можно было сравнить с моментальной смертной казнью, а жить-то мне еще хочется. Лучше спуститься на кухню, куда я уже и держу свой путь. И там подождать Диану, если она вообще выйдет из своей комнаты. А если нет, то я уйду. А завтра снова приду и, когда Диана начнет кричать о том,  чтобы я не являлся среди ночи к ней в дом, скажу, что ей приснился страшный сон. Ей придется поверить, потому что нет никаких доказательств того, что я здесь был.

+1

7

-Хорошие ты комплименты делаешь. Сразу видно - джентльмен, – снова я острю. Это способ самозащиты от Алана. Если я не буду этого делать, я буду молчать, как партизан. А так уже не интересно, потому что я должна иметь право на личную жизнь. И никто, я повторю, НИКТО, не смеет врываться в мою комнату посередь ночи, заваливаться на мою кровать и  ещё что-то говорить про это. Понимаю, что злюсь ещё больше, когда Флениган говорит про каких-то там девиц-потаскух, которых он прекрасно знает. Я хочу быть единственной, к которой он заявлялся ночью. Это простое самолюбие, я уверена. -Да, ты ошибаешься, – я противоречу Алану, заставляя его поменять мнение о себе. Что ж, будет отлично, если я сейчас настрою его против себя и он уйдёт, так и не узнав, что я не такая, я жду трамвая.
Я закрываю глаза. Это выходит против моей воли, потому что я трачу минуты спокойствия, своего сна. Я не привыкла по ночам бить парней подушками, выгоняя их из моего дома. Жаль, что ко мне толпами не ходят, я бы могла попрактиковаться, а не импровизировать уже на Алане. Он уже сидит рядом со мной, приобнимая меня. Господи, он первый парень, который не старается опустить свою руку как можно ниже. Плечо – что-то необыкновенно интимное. Парни так боятся его касаться. Стесняются, наверное.
-Да ладно уж, живи. Я поняла, что ты не в себе, – я сдаю позиции, прощаю Алана. Хотя он особо ужасного ничего и не сотворил, если можно так сказать. Для меня это уже что-то само собой разумеющееся. Я передумываю, когда он растрёпывает мои и без того находящиеся в ужасном состоянии волосы. Можно делать что угодно, но не трогать мои волосы. Я терпеть этого не могу, а поэтому перемирию пришёл конец.
Я во все глаза смотрю на Фленигана. Что, что он говорит? Что-то про моих родителей. Я слов не разбираю, просто в ужасе понимаю, что он собирается сделать. Он что, смерти желает? И не только своей. У меня случится инфаркт миокарда, если он сейчас не отойдёт от двери. Нет, он серьёзно собирается выйти из моей комнаты, и направится на поиски приключений. Я во второй раз вскакиваю с кровати, когда ручка двери уже поворачивается и парень выходит из комнаты. У меня сердце в пятки уходит. Кажется, что он сейчас обязательно что-то уронит, разобьёт и разгромит. Так оно и будет, потому что если его не засекут, ночь пройдёт зря, и все планы коту под хвост.
Я выхожу из комнаты, тихо закрывая дверь за собой. Я-то смогу не наделать шума, потому что уже весь дом выучила наизусть и знаю, куда лучше наступать не стоит. Скрип, крики, стоны, это я бегу за Аланом. Куда он направился? Конечно же, на кухню, куда ещё может пойти парень ночью. Я постоянно оглядываюсь, проверяя, не сверкают ли в темноте чьи-нибудь глаза. Становится не по себе, поэтому я догоняю Фленигана быстрее. Схватив его за шиворот, останавливаю и разворачиваю к себе. Ох, сейчас будет драка века, потому что я не намерена терпеть такие издевательства.
-Ты... – я не знаю, что сказать. Судорожно глотаю воздух, как рыба на суше. Я уже второй раз за ночь испытываю дикий страх. Ещё немного и я действительно скончаюсь, но потяну на тот свет за собой Алана, чтобы хотя бы там ему отомстить. Главное, чтобы нас определили куда-нибудь вместе. -Ты вообще понимаешь, что делаешь? Если сейчас проснётся моя мама, то тебе несдобровать. Ты это понимаешь? Если нет, то это твои проблемы, – наверное, мой шёпот слышен во всём доме. Нет, это даже не шёпот, это больше похоже на шипение. Мы встали где-то недалеко от кухни, но это недалеко и от комнаты, где затаилась смерть, в ожидании чуда. Снова хватаю Фленигана за руку и протаскиваю на кухню. Я бы протащила его куда-нибудь подальше и заперла в кладовке, чтобы он не создавал лишнего шума. Ну как можно так топать? Стадо слонов проходит по дому вместе с духовым оркестром.
-Так, я хочу предложить, чтобы ты свалил из моего дома. Ночь не самое подходящее место для того, чтобы приходить в гости. Не сочти за грубость, я всегда рада тебя видеть, но не по ночам, – говорю я уже на кухне. Свет включать опасно, греметь опасно, говорить опасно. Мы вообще находимся в опасной зоне.

+1

8

У меня легко получается бесшумно ходить по этому дому. Еще ни разу мне не удалось наступить на самую скрипучую ступеньку или перевернуть самую дорогую вазу в доме, которую какая-нибудь тетушка подарила на свадьбу родителей Дианы. Мне везет. Пусть удача всегда будет на моей стороне. Или хотя бы в эту ночь. Не очень хочется после своих безумных шуточек связываться с теми людьми, которые шуток не понимают. В доме мертвая тишина. Как в такой тишине возможно даже спать? У нас в доме вечно работает телевизор, в который вечно пялится отец. А здесь слышно все. Я слышу каждый свой вдох, шаг, удар сердца. Все слышно. Хоть это и пугает, но это сейчас мне на руку. Я смогу легко услышать – кто и куда сюда идет. Но почему-то я не услышал шаги Дианы, которая в одно мгновение оказалась возле  меня. Чувствую, что она меня схватила за ворот одежды, заставив меня остановиться и развернуться. Все это я послушно выполняю, даже не пытаясь вырваться. Ведь именно за этим я и спустился на кухню. Хотя я толком до нее еще не дошел, а цель моя уже достигнута – Диана возле меня. Даже, я бы сказал, слишком возле меня. Нас разделял максимум шаг. Чувствую, что в голове все мысли становятся мутными и уплывают куда-то вдаль, а сердце начинает стучать тяжелее и отчетливее, ускоряя свой ритм. Она уже успела зарядить мне кулаком по голове, что я вырубился? О нет, похоже, что ее нахождение рядом со мной так плохо влияет. Я уже давно смирился с тем, что неровно к ней дышу. Даже не отрицаю этого, а поддаюсь своему сердцу.
В голове моей засели слова, сказанные Дианой, о том, что я ошибся в ней. Она сама себя признала потаскушкой. Интересно, она сама поняла, что сказала. У меня даже в мыслях не получается так ее назвать. Надо будет ей доказать обратное, чтобы она сама отрицала собственные слова. Но это оставим на потом. У нас еще целая ночь впереди, поэтому до доказательств  и опровержений выделим другое время.
Кеннеди продолжала возмущаться и жаловаться. Сквозь шепот ее голос был похож на шипение, которое я едва ли смог разобрать. Не успели мы потоптаться в коридоре, как уже оказываемся на кухне. Все благодаря Диане, которая вновь затащила меня сюда. Я ведь здесь уже был, когда только пришел.  На кухне ничего не изменилось с моего появления, значит, сюда вряд ли кто-то наведывался. Это только радует меня – никто не заметил открытого окна, которое я по невнимательности оставил открытым. Чувствую себя настоящим профаном, который незамечено в дом не может пролезть. Давно у меня уже не было практики – все забыл. Надо будет возобновить свои походы – оказывается, это безумно весело. Особенно, когда рядом находится девушка, от которой ты без ума, и она крепко держит тебя за руку и продолжает читать нотации. Все ее слова и серьезность тона туго воспринимаются.
-Ну, зачем так грубо. Ты и правда негостеприимна по ночам, хотя только что утверждала, что у тебя тут проходной двор. Или я хуже всех? – знаю, что она сейчас будет орать, что я самый ужасный человек, которого она только встречала в своей жизни. Многие так говорят, но я это не воспринимаю, как нечто обидное. Просто пропускаю мимо ушей. Я, незаметно передвигаясь, оказался ближе к Диане и нас уже не разделял шаг, как до этого было в коридоре. Во мне просыпается маньяк. Ночь, и передо мной красивая девушка – вот как тут спокойно относиться к такой ситуации, - а предложение твое отклоняется и рассмотрению не подлежит, - провожу ладонью по спине девушки и прижимаю ее к себе крепче. Сейчас и проверим к какому «разряду» девушек принадлежит Диана. Чуть наклоняю голову, чтобы спокойно можно было смотреть в глаза Кеннеди – они немного ниже меня ростом, - тогда жди меня и завтра. Только я не знаю, когда приду – ночью или днем. А ночь очень даже подходящее время. Для всего, - снова в моем голосе проскальзывают нотки смеха. Говорю уже своим обычным голосом, но очень тихо, не переходя на шепот. После, особо не мешкая,  касаюсь своими губами ее губ. Поцелуй очень короткий – иначе будет война, а может и не война – тут же как раз . Отстранившись от губ Дианы, я сразу убираю и руки с ее спины, и вообще отхожу от нее ближе к столу, как ни в чем не бывало. Если что, за ним можно спрятаться. Ну, или хотя бы за ножкой стула.

+1

9

Как всё нелепо складывается. Непозволительно много я разрешаю Алану. Он похож на вора, который посередь ночи забирается в чужой дом. Или ещё хуже, он похож на маньяка, который пристаёт к невинным девушкам. Я не люблю роль жертвы, меня это угнетает. Стараюсь держать себя в руках, чтобы не закричать и не выдать своё волнение. Я уже даже позабыла о том, что нужно хранить молчание и всё делать как можно тише. Это меня больше не пугает, голова тяжелеет. Как в такое время я могу думать о сне? Ну, больше мне нечем занять голову, кроме сна и Алана. Но последнее это уже запасной вариант, когда дела будут совсем плохи. Я как можно дольше буду отгонять эти мысли от себя, чтобы сохранить нормальное состояние, а не превратиться в какую-то размазню, мечтающую о чём-то заоблачном.
Пробравшись на кухню, я чувствую себя спокойнее. Мы уже не на втором этаже, где находятся спальни, поэтому и опасности быть замеченными меньше. Тут уже можно дать волю чувствам, убить кое-кого, а потом выкинуть труп в окно. Ах да, окно, оно ведь открыто. А что если кто-нибудь кроме Алана решил бы забраться сюда? Полно же разных придурков, готовых на преступление. Вот ещё одна черта характера Фленигана: он не думает и он безответственный. И за что я с ним связалась? Действительно нужно поскорее его выпроваживать, чтобы не заработать себе лишние проблемы.
-Ну, знаешь ли, – пререкания мне надоели, поэтому вместо гневных тирад я решаю воспользоваться менее жестокими способами. Я перейду на оскорбления, именно на них. И зачем я это делаю? Я хочу испортить отношения с Аланом перед тем, как он уйдёт из моего дома тем же путём, что и пришёл. -Ты действительно не лучший экземпляр, но я привыкла видеть в людях только хорошее. Поэтому, я тактично промолчу, чтобы не напоминать тебе о твоём ужасном характере, – я замолкаю, пиля Алана взглядом. Мне больше нечего сказать. А если и есть, то я пока думаю, поэтому у него есть шанс убежать. Но вместо этого Алан приближается ко мне, мы стоим вплотную друг к другу. Я ловлю каждое его слова, слежу за каждым его движением. тогда жди меня и завтра. Только я не знаю, когда приду – ночью или днем. А ночь очень даже подходящее время. Для всего, –что? Ночь подходящее время для всего? Тут мне становится совсем плохо. По спине пробегает дрожь. Алан же не собирается изнасиловать меня в собственном доме? А я и не догадывалась, что он настоящий маньяк. -Я так не могу, – выдавливаю я, краснея. Зря я сказала, что ко мне ходят табунами парни по ночам. Это всё неправильно было понято и повлекло за собой последствия. Флениган проводит рукой по моей спине, ещё ближе прижимая к себе. Я прогибаюсь, стараясь отдалиться от него. Всего лишь инстинкт самосохранения, не больше. Алан быстро целует меня. От такой внезапности я начинаю тупеть, а поэтому реакция у меня замедленная. Только когда Алан от меня отходит, я понимаю, что сейчас происходило. Как я могла себе позволить? Нет, даже не так. Как я могла позволить ему меня поцеловать? Мы знакомы меньше месяца, виделись только пару раз. Отлично я живу. А потом ещё что-то говорю про свои принципы.
-Как это понимать? – кошу под дурочку, задавая в растерянности вопрос. Я уже перешла на нормальный голос, говорю, как обычно, а не шепотом. Никакой конспирации, я просто в шоке от того, что произошло. Нет, я совсем не против поцелуев, совсем не против. Да и Алан мне симпатичен, что уж там. Я не могу отдышаться, а сердце мчится со скоростью света. Да и лицо горит, догадываюсь, какие это даёт последствия. Приближаюсь к Алану, который стоит у стола, в паре метров от меня. Боится моей реакции? Правильно, она не заставит себя ждать. -Я пошутила, когда сказала, что ко мне ходят парни. Было непонятно? Нечего руки распускать, – теперь уже я беру в свои руки исход ситуации, а я собираюсь отомстить. Влепить пощечину? Слишком жестоко. Ничего особо страшного не произошло, поэтому я ищу более лояльные способы. В итоге, толкая Фленигана, в надежде на то, что он упадёт, наделает шума и будет вынужден уйти.  Сделав своё дело, я разворачиваюсь, но всё ещё чего-то жду. Уйти у меня время всегда есть,  а тут сохраняется интрига, непредсказуемость. Отхожу к двери, загораживаю проход. Внимательно смотрю на Алана и жду последующих действий. Поиграем во взятие Измаила. Я же вообще такая неприступная.

+1

10

-Как это понимать? - Во весь голос возмущенно говорит Диана. Громкость ее голоса слишком высокой. Прямо-таки ухо режет с непривычки. Сложно после шепота перейти на нормальную речь. Но сейчас и не надо было переходить. Ночь на дворе, все спят, а она орет на всю, как будто сейчас в доме Кеннеди произошло серийное убийство. Я всего лишь ее поцеловал. И сам до сих пор в легком удивлении от произошедшего. Это был наш первый поцелуй. Я думал, что все это будет не так, а совсем по-другому. Но все же я поцеловал Диану, и она ответила на поцелуй. Это меня удивило гораздо больше. Все-таки Диана была права в том, что я ошибаюсь, и слишком рано я ее прописал в приличных девушках. Хотя ее тихое и скромное «Я так не могу», попытки отстраниться от меня утверждают об обратном.
-Не кричи, - шепчу я, удивленно уставившись на Диану. В темноте вряд ли видно мое лицо. С одной стороны это даже хорошо – темнота не выдает моих эмоций, которые сейчас просто написаны на моем лице. А с другой стороны – плохо. Ведь я не вижу, что выдает лицо девушки. Так хотелось бы взглянуть на нее сейчас. После небольшой паузы продолжаю говорить, - сейчас проснется мама и тебе несдобровать, - сказав это, я сразу поворачиваю голову к окну, через которое я пробрался в дом. Успею ли я за несколько секунд переместиться с этого места в окно, да так, чтобы меня вообще не было заметно. Уже в голове представил примерный путь, который больше подходил для возможной ситуации.
От всей этой ситуации мне становится смешно. Сейчас темнота как раз меня спасает. Прячет мою широченную улыбку. Для меня все это похоже на игру. Я пришел в чужой дом и еще умудряюсь управлять всеми происходящими действиями. Да, наглости мне не занимать. А скромности-то у меня сколько. Так нужно только уметь. Надо быть полным дураком, чтобы додуматься до такого. Видимо, я дурак – додумался же.
-Я пошутила, когда сказала, что ко мне ходят парни. Было непонятно? Нечего руки распускать, - а вот и признание того, что я не ошибаюсь. Все, теперь я полностью доволен. Она признала свою ложь, пряча все это дело в шутку.
- А я вот не понял твоей шутки, поэтому получай то, что было. И будет, - отвечаю я Кеннеди на ее слова. Мои же слова звучат с легкой угрозой, мол, это только начало, а продолжение скоро будет. Конечно, я не собирался сегодня заходить куда дальше поцелуев. С Кеннеди так нельзя, - шутить надо аккуратней.
Слышу шаги, и вскоре в темноте вырисовывается силуэт Дианы. Она приближается ко мне. Сейчас будет акт мести? Я заинтригован – чем она собирается прибить на этот раз? Уже хорошо вижу Диану. В руках ее ничего нет. В конце концов, когда Ди оказалась возле меня, я получил сильный толчок, и если бы не стол, то я, наверно бы, упал.  Но рукой я успел опереться на стол, и в итоге получилось так, словно меня пошатнуло. Пока я восстанавливал равновесие, Диана уже отошла от меня. Вижу ее возле выхода из кухни. Она мне преграждает дорогу?
-Ты действительно думаешь, что я зашел сюда через парадный вход? - Мой голос незаметно сам переходит с шепота на обычную громкость. С этого ракурса мне прекрасно видно Диану. Сонного состояния в ней уже не наблюдается. Я подхожу к выходу из кухни. Сейчас я обязан выйти из этого дома, или хотя бы из кухни через эту дверь. Вызов принят.
- И ты думаешь, что вот таким образом ты перекроешь мне путь? – Снова смеюсь, а затем через свободное пространство не занятое телом Дианы проскальзываю и оказываюсь в коридоре. Подхожу к Диане со спины и ложу ладонь на ее живот, притягивая к себе.
- Ну, проведи же мне экскурсию по своему дому. Мне надоело самостоятельно составлять себе туристический маршрут,- склонив  голову к ее уху, говорю я, все еще не отпуская ее. То, что Диана говорила не распускать руки, вряд ли меня остановит. Меня надо только хорошенько огреть по голове, чтобы я от нее отстал. И то вряд ли это поможет. Я снова отпускаю ее, разворачиваюсь и иду своей дорогой. Пока что я медленно вышагиваю по коридору, думая, куда бы мне еще податься. За дверь мне еще рановато выходить – я еще не полностью изучил дом и поиздевался над моей любимой Кеннеди.
-Ты идешь? – тихо спрашиваю у Дианы, хотя даже и не знаю, где она находится. Возможно идет прямо за мной с топором в руках. Хотя, что это я ее с собой зову? Будь плохим гостем - обойди и переверни весь дом сам.

+2

11

мать пришел хд

Алексис не спалось этой ночью. Под тяжестью тревог и забот женщина давно забыла, что значит настоящий и полноценный сон. Как только ее веки закрывались, под ними вспыхивали невероятные картины, которые не могло выдержать любящее сердце матери. Что бы там не говорили все вокруг по поводу ее стальных нервов и железного сердца, это было далеко не так. Но знали об этом лишь единицы. И довольно, нельзя выставлять свои слабости напоказ. Женщина попыталась выбросить из головы все заботы и наконец-то провалится в беспокойный, но все-таки, какой никакой сон. Она повернула голову и взглянула в окно, на улице было все еще темно, кое-где сквозь эту темноту пробивался тусклый свет фонарей. Казалось, что все вокруг спит, кроме Кеннеди. Она еще тяжело вздохнула и провела рукой по лбу, желая, избавится хотя бы на одну ночь от своей материнской заботы. Но толку от этого не было. Она все так же продолжала пялиться в потолок или же в окно, пересчитывая листья на ветке старого дуба. Мысли ее все время вертелись возле ненаглядных принцесс – любимых дочурок Дианы и Кимберли. И если последняя практически никогда не доставляла матери хлопот, то Диана действовала от обратного и все время творила не пойми что. Вся в отца, нечего тут и думать. Их отец такой же гордый своевольный, его в клетку запереть нельзя, он вольная птица. Так и Диана. Странно, почему с уходом своего отца она не выявила желания, отправится к нему жить. Это к лучшему, все равно бывший муж каждый месяц навещал их. То ли чтобы дочери не забывали, как он выглядит, то ли чтобы насолить Алексис и снова попытаться вернуть ее. Как говорится – поздно пить боржоми, когда почки отвалились.
Где-то в глубине дома послышался какой-то шорох и возня. Наверное, Диана встала, чтобы что-то съесть, ей вечно не спится по ночам. Возня продолжалась несколько минут, затем все затихло. Алексис повернулась на другую сторону и опять попыталась уснуть, но тщетно. Женщина понимала, что эта бессонница уже становится хронической и нужно что-то с этим делать. На старости лет совсем расклеилась. Не смотря на свой страшный возраст – 38 лет, Алексис выглядела, словно недавно вышла из салона красоты, и больше двадцати пяти ей редко кто давал. Когда же узнавали ее реальный возраст, были удивлены, если не сказать поражены. Женщина уже начала погружаться в дремоту, пока опять не услышала шорохи внизу где-то в районе кухни. Она осторожно опустила ноги и нашарила босыми ногами свои домашние тапки. Затем подошла к стулу возле туалетного столика и взяла оттуда шелковый халат. Покрепче запахнувшись в него Алексис стараясь не шуметь, выбралась из своей комнаты. Чувствуя себя при этом избалованной студенткой, которая вопреки всем родительским запретам по ночам уходит из дому.
Женщина спустилась на несколько ступенек вниз и поняла что тапки ее выдают, раздраженно фыркнув она осторожно разулась. Если ее дочь сейчас на кухне, то придется сделать вид, что встала выпить воды. Кеннеди медленно спустилась со второго этажа и спокойно прошла в кухню, там уже никого не было. Но зоркий глаз женщины заметил открытое окно, это в сентябре-то? Алексис подошла было, чтобы его закрыть, но услышала голоса в коридоре. Один явно принадлежал ее старшей дочери, а другой был абсолютно незнакомым. Возьмем нарушителей порядка и тишины с поличным.
Женщина нарочито громко прошагала в коридор и резко щелкнула по выключателю. От вспышки яркого света пришлось, немного зажмурится, но когда Алексис открыла глаза, то возмущению ее не было предела. Ее ненаглядная дочь крадется куда-то с каким-то незнакомым молодым человеком. Кеннеди прокашлялась, ее глаза сузились, и она начала говорить:
- Что здесь происходит? Я требую немедленных объяснений от вас, молодая леди. – Алексис указала пальцем на Диану, которая и так понимала, что всем ее шалостям пришел конец. Затем мать окинула оценивающим взглядом молодого человека и обратилась к нему. - И, конечно же, от вас, ночной гость.
Алексис сложила руки на груди и сжала губы от злости на дочь. Как она могла устроить у них дома проходной двор? Да еще и ночью с непонятным парнем, которого старшая Кеннеди впервые видит и доверия он у нее мягко сказать не вызывает. - Оба – на кухню. Сейчас же! Женщина развернулась и зашагала обратно на кухню. Разборки в коридоре ничего хорошего не принесут, кухня же создает атмосферу домашнего уюта и комфорта, а значит ей удастся вытащить из них больше сведений. - Да поживее, не вздумайте бежать!

+3

12

На кухне продолжает твориться что-то непонятно ужасное. Ну, для меня, конечно. Не думаю, что Алан сейчас чувствует себя дураком. А вот я краснею, как школьница, смущаюсь, пытаюсь сражаться за честь и доблесть, доказать свою невинность. И, в конце концов, мои мысли снова и снова сводятся к тому, что зря всё это затеялось. И ещё я понимаю то, что будут последствия этой ночи. Какие? Пока точно с уверенностью сказать не могу, но думаю, появится у меня новая неразделённая симпатия. Хотя подождите-ка. Я не забыла про поцелуй. И точно могу сказать, что мне не показалось, потому что я до сих пор ощущаю жар на коже, хотя от окна идёт прохладный, свежий воздух. У меня и в мыслях не было, что нужно закрыть окно. Не я ведь его открыла. А человек я ленивый и за других что-то заканчивать не буду.
Я отвлекаюсь на свои мысли и не замечаю, как Флениган уже выскользнул из кухни, оказавшись в коридоре. Это злит меня ещё больше, хотя куда уже дальше? Я еле подавляю желание двинуть ему с локтя, чтобы он загнулся от боли. А что, собственно, меня останавливает? Его присутствие рядом со мной. С ума уже схожу, раньше это так не напрягало. -Ты же самостоятельный мальчик, справишься со всем сам, – отвечаю я. Я снова перешла на шёпот, потому что уже во второй раз Алан прижимал меня к себе, заставляя чувствовать неловкость. Не успеваю опомниться, когда уже не чувствую его рядом. Оборачиваюсь, потому что знаю, куда он пошёл. Конечно, я его найду в любой комнате, куда бы он от меня не спрятался. Перед тем, как выйти из кухни, захватываю с собой пустую бутылку из-под воды. Ей я буду выгонять незваного гостя обратно в окно. В следующий раз я заявлюсь к нему в дом, при чём тоже через окно. Но я-то буду умнее, я сразу пойду знакомиться с родителями, не оповестив о своём приходе любимого друга. Поступлю так же жестоко, как он со мной.
-Ты идешь? – откуда-то из темноты доносится до меня голос, призывающий двинуться с места. Я вспоминаю, что должна делать и шлёпаю за Аланом, стараясь распознать, откуда шёл голос. Недалеко же он отошёл от меня, верно ждёт, подрабатывая Хатико. Хоть что-то радует, мне не придётся высчитывать шаги, чтобы ничего не уронить. Держу бутылку наготове, так как вижу силуэт Фленигана. Я его, конечно, не убью, но хотя бы вымещу свой гнев на нём. Он меня целует, обнимает, а я буду его бить всем, чем можно и нельзя. Вот она – женская логика.
-Настал час расплаты, – даю команду себе, замахиваясь бутылкой. Не знаю, слышал ли меня парень, это дела не меняет. Только я хочу отпустить бутылку, как вспыхивает свет. Этого я и боялась больше всего. Может, это всего лишь моя сестра? Только бы не мама, только бы не она. Это будет слишком жестоко по отношению ко мне. Я жмурюсь от яркого света, который режет мои глаза. Пока комната обретает цвета, а силуэты вещей принимают очертания и резкость, я так и стою, с поднятой бутылкой в руках. Замираю, когда слышу строгий голос главы семьи. Вот каким будет мой конец – неожиданным и быстрым. Хотя, мама найдёт изощрённые способы, чтобы доставить мне массу «удовольствий» плавно переходящих в адские муки. Ну, вот и началось. Нас ведут на допрос, а потом прямая дорога на эшафот. -Ну спасибо, – цежу сквозь зубы. Естественно, Алан первым отправится на кухню, которая выбрана местом для вынесения приговора. Со злостью пинаю его по ногам, пока мы возвращаемся к тому месту, откуда начали. По дороге я куда-то выкидываю бутылку, попадая по какому-то светильнику.
-Хочу сказать в своё оправдание. Я ни в чём не виновата, это всё он, –ещё не дойдя до места назначения, начинаю опровержение моей стыдливой позиции в этой ситуации. Я готова оправдываться бесконечно, потому что я на самом деле ничего такого и не вытворяла. Не наказуемо пытаться защищаться, это всё прощается. Следовательно, приговор будет обжалован, а я помилована. Только придя на кухню, я сразу занимаю позицию в проходе, чтобы подальше от разгневанной мамы и опасности, которую она таит.  Заранее смотрю на неё умоляющими глазами. Знаю, что последует, как минимум, домашний арест. А если ещё и уборка в доме недели, месяцы, годы? Это приводит меня в дикий ужас, от чего я начинаю ненавидеть Алана, который не удалился вовремя, подарив мне за это что-то непонятное, но довольно приятное.
-Мама, он приставал ко мне! Я вообще не знаю, кто это. Вижу в первый раз. Приняла его за другого парня, а он домогался, пытался изнасиловать. У меня стресс, я скоро впаду в депрессию, – прикладываю руку ко лбу, закрывая ей свои глаза. За это меня вполне может побить Флениган, но только потом, когда мы встретимся в следующий раз. А ведь так оно и будет, я знаю.

+2


Вы здесь » Misguided Ghosts » Флэшбек » Вспомни правило № 1 — ты в ответе за своего гостя. Я — твой гость!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC